Print this post Print this post

Заблуждение белых националистов по поводу России

Karte Eurasiens von 1771. Ein Großteil des heutigen Rußlands wird Groß-Tatarstan genannt.

Карта Евразии 1771 г. Большая часть современной России обозначена как Великая Тартария.

3,382 words

English original here

Украинский кризис идет полным ходом, и белые националисты Запада пристально наблюдают за происходящим. Много уже было сказано о глубоком культурном и историческом разрыве, который разъединяет западную, ориентированную на Европу, часть Украины, и ее восточную часть, тесно связанную с Россией. Из-за военных действий России в Крыму кое-кто даже пророчит Третью мировую войну.

Большинство белых националистов Европы сегодня возлагают большие надежды на Россию и Путина в частности, а с развитием украинского кризиса эти надежды достигли пика. Однако я намерен показать, что такие надежды — серьезное заблуждение. Не потому, что, как считают некоторые белые националисты, Путина также контролируют евреи; возможно, контролируют, а быть может, и нет — для нас это ровно ничего не значит. С другой стороны, пусть даже путинская Россия не настолько подвластна евреям, как Запад (что на самом деле не так, читай ниже), пусть даже еврейские СМИ обрушивают на нее всю свою ярость, — путинская Россия все равно не является нам ни другом, ни естественным союзником.

Тем не менее, я признаю, что в настоящий момент Россия представляет для белой расы меньшее зло сравнительно с Западом, которым управляют евреи. И все-таки необходимо уяснить, что Россия — это тоже зло, что по сути это система, направленная против белых. Следовательно, в лучшем случае она может быть нам лишь временным союзником.

Почему-то получается так, что, когда речь заходит о россиянах, белые националисты, во всех остальных случаях отличающиеся трезвым и практичным подходом к вопросам расы и этничности, внезапно утрачивают здравый смысл. Говоря о немецкой или французской идентичности, мы все понимаем, что немцы и французы — это белые европейские народы, несмотря на массовую небелую иммиграцию последних лет. Следовательно, немецкий или французский национализм не обязательно противоречит более широким расовым интересам белых, хотя часто случалось, что и противоречил. Назовем немецкую, французскую и подобные им идентичности этническими, потому что они обозначают основную этническую группу.

Однако бразильская идентичность уже не столь недвусмысленна с расовой точки зрения. В Бразилии много европейцев, но есть также и черные, индейцы и множество гибридов двух и более рас. Таким образом, бразильский национализм несовместим с расовыми интересами белых. Было время, когда “американец” значило “белый”, хотя в Америке были небелые меньшинства. Но американская идентичность была трансформирована в приверженность идее свободы и равенства для всех. Следовательно, американский национализм по своей природе противоречит расовым интересам белых. Назовем американскую, бразильскую и подобные идентичности транс-расовыми, поскольку они выходят за границы рас и видоизменяют их.

Российская идентичность скорее подобна транс-расовой американской и бразильской идентичности, чем этнической немецкой или французской. Многие россияне полностью европейцы. Но многие с ближневосточными и монголоидными корнями, а многие — результат расового смешения. И все-таки даже самые белые русские, если они считают себя именно россиянами, привержены транс-расовой идентичности, расовый “субстрат” которой включает не только европейскую, но также монголоидную и ближневосточную (например, кавказскую) составляющие, а также разные сочетания этих трех составляющих.

Таким образом, россиянин — это не просто разновидность европейца. И русские вполне обоснованно всегда считали, что их идентичность, интересы и судьба отличны от европейских. Белым националистам Европы также необходимо это признать.

Кроме того, белым националистам хорошо известно, что индекс развития страны, ее ВВП на душу населения, средний доход граждан, уровень коррупции и т. д. напрямую соотносятся со средними уровнями многих наследуемых характеристик среди населения. По уровню коррупции и многим другим параметрам Россия гораздо ближе к странам вроде Бразилии, чем к любой европейской стране. По отдельным показателям Россия не только хуже Азии или Латинской Америки, но скорее конкурирует с африканскими странами, расположенными южнее пустыни Сахары.

Более того, винить в отсталости России коммунизм — это примерно то же самое, что винить рабство в отсталости Африки. Во-первых, Россия всегда была отсталой по сравнению с Западом, а во-вторых, большинство европейских стран, ранее входивших в Восточный блок или СССР, сумели создать у себя успешные, благополучные общества вскоре после того, как скинули российское ярмо. Исключениями стали Украина и Беларусь, главным образом потому, что даже после обретения независимости им так и не удалось вполне избавиться от российского влияния.

Если идентичность, интересы и судьба России не являются европейскими, то белым националистам Европы нет никакой пользы ни от того, что Путин подписал несколько законов в защиту традиционных ценностей, ни от того, что российское общество вроде бы движется в более традиционалистском направлении.

Если мы радуемся традиционализму россиян и лишь по этой причине смотрим на них как на союзников, почему тогда мы не видим союзников в мусульманах и не надеемся, что их приверженность традициям поможет Западу? Ведь они даже более ревностны, чемроссияне.

Традиционализм служит благополучию и способствует выживанию любой этнической группы, но то, что разные этнические группы выбирают схожие методы и ценности ради своего выживания, не делает их автоматически союзниками.

Таким образом, более сильная приверженность традициям у россиян, их патриотизм и гордость за свое наследие способствуют интересам белых националистов не более, чем расовая гордость и патриотизм индейцев, китайцев, жителей Ближнего Востока, латиноамериканцев или африканцев. Зато вполне могут сделать их более опасными врагами наших интересов.

Великое княжество Московское как предтеча российского государства

Расовым и культурным предтечей России было Великое княжество Московское (1263-1547), позже, при Иване IV Грозном, ставшее Российским Царством, — а не Киевская Русь, как со времен Екатерины Великой (которая, кстати, не была русской) твердят российские историки.

Уже к концу 15 века Великое княжество Московское населяли в основном обращенные в христианство татаро-монголы, которые в течение двух предшествующих столетий постепенно приняли ортодоксальное христианство и стали называться славянскими именами. Из-за значительного притока этих христианизованных азиатских кочевников и смешанных браков между крещеными монголами и коренными славянами коренное славянское население за сравнительно короткое время стало меньшинством.

Расширение Московского княжества далее на восток, в земли угорских народов (таких как мордва, удмурты) еще больше усилило азиатскую составляющую. Позже, при Иване Грозном, были завоеваны и включены в Российское Царство ханства Казанское и Астраханское. Огромное множество волжских булгар, населявших эти государства (чьих потомков с 19 века стали ошибочно называть “татарами” и которых не надо путать с вышеупомянутыми татарами), принудительно обратили в христианство и нарекли славянскими именами. И, наконец, с покорения Сибири в 17 веке началась постепенная христианизация и русификация преимущественно тюркских народов, населявших эти земли.

Единственным восточнославянским государством, которое не затронули монгольские вторжения и которому поэтому удалось сохранить свой славянский/нордический состав, была Новгородская республика. Обычаи, культура и склад ума ее жителей отличались от московитских. Расовым реалистам должно быть ясно, что эти отличия связаны с различиями в расовом составе двух государств. Самое очевидное различие прослеживается в системе правления: в Московии утвердился азиатский деспотизм, тогда как Новгородом управляло народное собрание, или “Вече”, которое походило на древнескандинавский “тинг” или швейцарское кантональное собрание.

Однако в итоге двух войн 1471 и 1477-78 гг Новгород был завоеван и разрушен Московией. Город разорили, а большинство его обитателей жесточайшим образом, по-азиатски, истребили. Великий Новгород, который избежал вторжения монгольских кочевников, был разрушен руками славян и крещеных татаро-монголов. Полная победа Московии над Новгородом определила судьбу будущего Российского государства.

Люд Московии называл себя “православным”, и понятие “россияне” было ему совершенно неведомо. Начиная с Ивана III, великие князья, а позднее цари, объявили себя наследниками ортодоксально-христианской Византийской империи (отсюда придуманное ими понятие “Третий Рим”) и поборниками православного христианства. Они никогда не руководствовались ни какой-либо этнической либо расовой идентичностью, ни идеей этногосударства. Православная церковь, как и все христианские церкви, принимала в свое лоно новообращенных всех рас и благословляла межрасовые браки и их потомство.

Следовательно, россияне с самого начала не определяли себя как белый европейский народ — но как белое, азиатское и расово смешанное население, исповедующее ортодоксальное христианство и управляемое из Москвы.

Однако интересно, что в то время жили люди, которые издревле назывались “рускими” (с одной “c”) и, что самое важное, их так же называли в Западной Европе. Это были потомки народа Киевской Руси. В то время они были подданными Великого княжества Литовского, в котором составляли крупнейшую демографическую и языковую группу. Их потомки в этническом и языковом отношении — это сегодняшние украинцы и белорусы. Позднее историки стали именовать их рутенами (русинами). Современный украинский и белорусский развились из рутенского языка. Поэтому именно украинцы с белорусами — в расовом и культурном отношении —являются законными наследниками Киевской Руси.

Рутения и Московия отличались коренным образом. Московиты были известны своим раболепием по отношению к государям, тогда как в городах Рутении применялось совершенно неведомое в Московии Магдебургское право, а сами рутены так же хорошо знали свои права и были столь же свободны духом, как их европейские современники. Поэтому обитатели Рутении изначально понимали, что московиты-россияне — это совсем другой народ. Даже сегодня в украинском языке есть слово “московит” (или “москаль”) — так презрительно называют россиян.

Таким образом, неприятие Украиной России уходит глубоко в историю. Текущий конфликт на Украине, как и Оранжевую революцию 2004 года, следует преимущественно рассматривать не с точки зрения геополитики, как это склонны делать многие белые националисты, но скорее как более глубинное противостояние — как борьбу европейских славян против чуждой, неевропейской силы.

Европеизация и деевропеизация России

Однажды Россия получила значительное вливание европейской крови и европейской культуры, когда в начале 18 века Петр I Великий провозгласил Российскую империю и развернул российское государство к Западу. В Россию пригласили множество европейских (в основном немецких, но также французских, итальянских и шведских) инженеров, ремесленников, художников, государственных чиновников и армейских офицеров, чтобы развивать инфраструктуру, модернизировать армию и государственный аппарат, обучать местное население и прививать западное искусство.

Дело пошло быстрее, когда Екатерина II Великая (сама немка) пригласила в Россию большое количество немецких поселенцев для возделывания обширных российских земель. Эти новоприбывшие немцы селились в основном по берегам реки Волги, и их потомков позже стали называть поволжскими немцами.

Лишь в начале 18 века понятия “Россия” и “россияне” (“русские”) получили широкое распространение, а историки Российской империи начали активно распространять представление о том, что Россия является законной наследницей Киевской Руси, чтобы идеологически обосновать былые и будущие завоевания под лозунгом “собирания древних земель русских”.

Но все-таки эта “европеизация” была весьма поверхностной, и по своей сути Россия оставалась отчетливо неевропейским обществом, в котором малочисленная европейская элита управляла славянским, азиатским и расово смешанным населением. Однако, процесс “европеизации” был полностью повернут вспять — и в культурном, и, что важнее, в расовом отношении с началом большевицкой революции.

Распространенное заблуждение — считать насаждение коммунизма в России простой сменой политической системы. Прежде всего, большевицкая революция была бунтом культурно либо расово неевропейских масс против европейской элиты. Короче говоря, это решающее историческое событие следует рассматривать не с общественно-политической, а с расовой точки зрения. Идеалы коммунизма служили всего лишь ширмой, или орудием, при помощи которого озлобленные неевропейские массы выражали глубокую, долго сдерживаемую ненависть и обиду по отношению к своим европейским господам и вообще всему европейскому. Все это уже в то время отчетливо увидел и выразительно показал Освальд Шпенглер.

Самое главное, что коммунизм в корне и необратимо изменил расовый состав российского населения. Коммунистический режим главным образом преследовал и уничтожал интеллектуальную и политическую элиту, которая большей частью была потомками коренного славянского населения и позже — европейских иммигрантов. Умерщвлены были миллионы, кому-то повезло больше, и они бежали в Европу, откуда уже не вернулись. И поскольку де-европеизация России носила главным образомрасовый характер, было бы глубоким заблуждением полагать, что после падения коммунизма Россия вернулась в европейский мир.

Новая” Россия Путина

Между прочим, большинство нынешнего населения России почитает советское прошлое. Официальная идеология путинской России основана на его прославлении. И, как и ожидалось, путинская Россия черпает вдохновение более в этом советском прошлом, чем в истории Российской Империи, которую можно считать единственным (квази-) европейским периодом российской истории. Путин однажды назвал распад Советского Союза “крупнейшей катастрофой ХХ века”. Обратите внимание — не создание СССР, а именно его распад считают крупнейшей катастрофой Путин и его сторонники, которые составляют подавляющее большинство россиян.

Самое главное, каждый год россияне радостно празднуют свою “победу” во Второй мировой войне (которую они называют “Великой Отечественной”), несмотря на то, что эта “победа” была самым мрачным событием в истории белой расы. Празднества сопровождаются военным парадом на Красной площади в Москве. Этот культ победы — основная опора путинской “новой” России. Они поклоняются своим “ветеранам Великой Отечественной войны”, которые изнасиловали миллионы белых женщин и умертвили миллионы белых мужчин и детей. По существу, и это поклонение варварским ордам, и гордость, которую они испытывают от вторжения в Европу, — подчеркивают их этническую идентичность. Одного этого достаточно, чтобы убедительно показать, что идентичность и национализм россиян противоречат этнической идентичности белых людей.

Даже малейшая попытка пролить свет на преступления Красной армии и пересмотреть официальную точку зрения на Вторую мировую войну вызывает истерию, свойственную западным либералам. При любой возможности российские СМИ демонизируют Эстонию, Латвию или Украину, когда те почитают память своих героев, которые сражались вместе с Германией против Красной армии, защищая свои дома, или когда они переносят памятники красноармейцам, установленные советским правительством в их городах. Например, в 2007 году, когда эстонские власти демонтировали в центре Таллинна памятник советскому солдату, официальные российские СМИ разразились истерикой, а в Москве “активисты” пропутинских молодежных движений осадили эстонское посольство, выкрикивая угрозы в адрес посла.

В Эстонии и Латвии проживает много русских (около 30% населения). Их предков переселил туда Сталин с намерением изменить демографический состав двух этих маленьких прибалтийских стран. Социальная характеристика, поведение и мироощущение этих русских сильно напоминают те, что присущи иммигрантам из третьего мира в западных странах.

В подтверждение приведу один простой, наглядный пример. Перенос памятника советскому солдату в центре Таллинна совпал с президентскими выборами во Франции, на которых победил Николя Саркози. Все помнят, что после выборов черное/арабское население устроило беспорядки. Примерно в то же время беспорядки устроили и русские в Таллинне, и вели они себя так, что вполне заслужили прозвище “эстонские арабы” — то есть по Таллинну, как по Парижу, прокатилась волна поджогов автомобилей и актов вандализма. Но при этом российские новостные СМИ продолжали клеймить эстонское правительство и полицию как гнусных “фашистов”.

Кроме того, многие западные белые националисты могут удивиться, узнав, что русские жители Крыма недавно выражали свою солидарность с Россией, размахивая флагами СССР и Коммунистической партии Украины. Они также поливали грязью и демонизировали лидеров украинских борцов сопротивления, таких как Степан Бандера и Роман Шухевич, которые воевали вместе с Германией против вторгшихся советских полчищ.

Путинская Россия примерно так же враждебна белым, как и либеральный Запад

Среди западных белых националистов также широко распространено заблуждение, будто Россия свободна от еврейского влияния и является противоядием от возглавляемого евреями Нового мирового порядка. Во-первых, Путин при каждой возможности выражает свою поддержку официальной версии “холокоста”, которую пропагандируют евреи. Он многократно заявлял, что холокост был самым чудовищным злодеянием в истории человечества, и что конец этому безумию положила Красная Армия. Поскольку культ победы во Второй мировой войне и прославление советского прошлого являются главными опорами национальной идентичности в современной России, это означает, что российская идентичность и патриотизм не только не противоречат еврейским интересам, но, напротив, полностью им созвучны.

Во-вторых, антисемитизм в путинской России очень слаб, и евреи чувствуют себя вполне спокойно и уютно. Еврейская жизнь бьет ключом, как это было в самые первые годы после большевицкой революции. Популярный российско-еврейский эстрадный певец Иосиф Кобзон не так давно заявил: “Евреи сейчас переживают эпоху Ренессанса”. Кроме того, накануне президентских выборов 2012 года глава Федерации еврейских общин России заявил о полной поддержке Путина и выразил уверенность, что все евреи России проголосуют за него. Он даже отметил, что не знает ни одного российского еврея, который был бы против Путина.

Более того и снова вопреки чаяниям многих белых националистов, ни противодействие Путина военному вмешательству США в Сирии, ни подписанные им законы против некоторых движений, активно пропагандируемых евреями на Западе (например, гомосексуальных) — недостаточны для того, чтобы считать его нашим союзником или борцом с еврейством. Во-первых, отношение международного еврейства к сирийскому кризису не единодушное. Хотя неоконсерваторы выступают за военное вмешательство, левые, которых также возглавляют евреи, активно ему препятствуют. Поэтому нельзя сказать, что провал кампании против режима Ассада это провал именно еврейских планов.

Что касается путинских законов против геев, Уганда также недавно приняла закон против гомосексуализма. Черные и арабы убежденные гомофобы с незапамятных времен. Но достаточно ли этого, чтобы считать Уганду, мусульман или черных в целом нашими союзниками?

И наконец, самое важное: настоящих русских белых националистов, которые в путинской России в таком же меньшинстве, как и их европейские соратники, там клеймят как “нацистов” и преследуют еще более сурово, чем на либеральном Западе.

Украинская революция с точки зрения белого националиста

Многие западные белые националисты сетуют, что украинские националистические организации получают поддержку от евреев и, возможно, пытаются добиться их расположения. Другие упрекают украинцев за их узконационалистический сепаратизм, который, мол, противоречит общей борьбе с опасным положением белых по всему миру. Однако Украина сейчас находится на историческом этапе, через который западные страны давно прошли — т. е. на этапе обретения национальной идентичности. Этот шаг — предпосылка обретения украинцами в будущем белой идентичности в более широком смысле.

Поэтому всякий последовательный и честный белый националист должен поддержать нынешнюю украинскую революцию. Если Украине вообще суждено присоединиться к большой белой европейской семье, то делать это надо сейчас. Белые украинцы освобождаются от российского (неевропейского) ярма и объединяются со своими белыми западными братьями.

Совершенно предсказуемо, что в процесс вмешаются евреи и попытаются извлечь из революции гешефт, для подстраховки делая ставки на тех и на других. У Путина тоже есть еврейские друзья и советники. Так что еврейское участие в украинских событиях само по себе не свидетельствует о том, что евреи ими управляют, так же как участие евреев в российских делах не значит, что они контролируют Путина.

Кроме того, западным белым националистам не следует недооценивать украинцев (и других восточных европейцев) и не стоит переоценивать способность возглавляемого евреями ЕС к промыванию мозгов. Более тесные связи с Западом и даже вступление в ЕС еще не значит, что Украину заполонят орды небелых иммигрантов или что гомосексуалисты пойдут маршем по улицам всех больших городов.

Многие восточноевропейские страны, включая бывшие советские республики Эстонию, Латвию и Литву, вступили в ЕС в 2004 году. Однако эти страны остаются преимущественно белыми. Их до сих пор совершенно не затронули демографические изменения, происходящие в силу массовой небелой иммиграции в западных странах. Восточные европейцы в достаточной мере верны традициям, чтобы не позволить небелым заполонить их страны.

Кроме того, небелые мигранты считают относительно бедные восточноевропейские страны непривлекательными. Они ищут легких денег, соцобеспечения, наибольшего благоприятствования для себя, возможности безнаказанно бесчинствовать и т.д. Если им кажется, что местное белое население не предоставит им таких возможностей, они просто не поедут в эту страну.

Небелые иммигранты также избегают относительно этноцентричных обществ. Восточная Европа (и особенно Польша и Украина) уже прославилась как “расистская” территория, поэтому туда не едут. То же самое можно наблюдать и в Германии. Считается, что бывшие восточногерманские земли населены “расистами” и опасны для иммигрантов. Как следствие, турки, черные, арабы и т. д. просто боятся туда ехать. Поэтому даже крупные города вроде Лейпцига и Дрездена по-прежнему почти целиком населены белыми.

Заключение

Хочу повторить и подчеркнуть: я отдаю себе отчет в том, что в России живет много белых людей, как и в Латинской Америке и США. И я понимаю, что все белые — это потенциальные союзники белого национализма. Однако и русские белые националисты должны понять, что белая идентичность противоречит российскому патриотизму и русской этнической идентичности, подобно тому, как белые мексиканцы признают, что белый национализм несовместим с мексиканской идентичностью и патриотизмом, а белые американцы понимают, что белый национализм несовместим с универсалистским, многорасовым представлением об американской идентичности, которое пропагандируют евреи.

Но идентичность, интересы и судьба тех, кто считает себя в первую очередь русским и лишь потом белым, противостоят Европе и белому национализму. То же самое можно сказать о белом американце, который в первую очередь считает себя американцем, тем самым принимая идентичность, интересы и судьбу, которые противоречат белому национализму. Если некто французский или немецкий патриот, это не всегдапротиворечит общим интересам белых, так как Франция и Германия — это полностью белые страны. Но всегда противоречит, если человек — американский, бразильский или российский патриот. Владимир Путин — российский патриот. Для белого националиста это не может звучать как похвала.

Чтобы быть последовательными, белые националисты должны поддерживать “Свободу” или “Правый сектор”, а не путинскую Россию. Движение, которое стремится к власти, должно иметь четкое и трезвое представление о друзьях, потенциальных союзниках и врагах. В первую очередь, оно должно объединить всех своих сторонников и лишь затем рассуждать о союзе с внешней силой для борьбы с общим врагом. В отдельных случаях может быть вполне целесообразным иметь Россию в союзниках. Но такой союз не должен толкать нас на предательство наших братьев по расе и единомышленников в Восточной Европе.

В заключение, западным белым националистам необходимо очнуться от русофильских грез и принять действительность. Им следует не лебезить перед Россией и Путиным, а заняться установлением доверительных отношений с восточноевропейскими братьями и сестрами. Многие украинские, эстонские, латышские и др. восточноевропейские националисты читают западные сайты белых националистов. Когда они сталкиваются с наивной, ребяческой и откровенно истеричной русофилией, то, естественно, приходят в ужас.

Российская идентичность такая же транс-расовая, как и американская, как христианство, ислам, либерализм и марксизм. Российский империализм, как и американский империализм, а также христианство, ислам и т. д., — это мощный двигатель расового смешения, который безостановочно работает со времен средневековья. Третий Рим — как до него Первый и Второй — это не нация, а машина, которая уничтожает всякую нацию, которую захватывает, включая собственных основателей.

Таким образом, российский империализм — это не альтернатива глобализации, а лишь одна из ее форм. Значит, Россия не будущее белой расы, а одно из ее кладбищ. Поэтому белые националисты должны в первую очередь сочувствовать тем белым русским и прочим пленённым народам, которые желают освободиться от этой машины и от ее хозяина, Владимира Путина.

Source: https://erebustexts.wordpress.com/

 

Related

This entry was posted in North American New Right and tagged , , , , , , , , , , , . Both comments and trackbacks are currently closed.
    Kindle Subscription
  • Our Titles

    You Asked For It

    More Artists of the Right

    Extremists: Studies in Metapolitics

    Rising

    The Importance of James Bond

    In Defense of Prejudice

    Confessions of a Reluctant Hater (2nd ed.)

    The Hypocrisies of Heaven

    Waking Up from the American Dream

    Green Nazis in Space!

    Truth, Justice, and a Nice White Country

    Heidegger in Chicago

    The End of an Era

    Sexual Utopia in Power

    What is a Rune? & Other Essays

    Son of Trevor Lynch's White Nationalist Guide to the Movies

    The Lightning & the Sun

    The Eldritch Evola

    Western Civilization Bites Back

    New Right vs. Old Right

    Lost Violent Souls

    Journey Late at Night: Poems and Translations

    The Non-Hindu Indians & Indian Unity

    Baader Meinhof ceramic pistol, Charles Kraaft 2013

    Jonathan Bowden as Dirty Harry

    The Lost Philosopher, Second Expanded Edition

    Trevor Lynch's A White Nationalist Guide to the Movies

    And Time Rolls On

    The Homo & the Negro

    Artists of the Right

    North American New Right, Vol. 1

    Forever and Ever

    Some Thoughts on Hitler

    Tikkun Olam and Other Poems

    Under the Nihil

    Summoning the Gods

    Hold Back This Day

    The Columbine Pilgrim

    Confessions of a Reluctant Hater

    Taking Our Own Side

    Toward the White Republic

    Distributed Titles

    Tyr, Vol. 4

    Reuben

    The Node

    A Sky Without Eagles

    The Way of Men

    The New Austerities

    Morning Crafts

    The Passing of a Profit & Other Forgotten Stories

    Asatru: A Native European Spirituality

    The Prison Notes

    Standardbearers

    Tyr

    The Lost Philosopher

    Impeachment of Man

    Gold in the Furnace

    Defiance